?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Симулякрий, Симухряклий... (читая Николая Ускова) - cellinic
cellinic
cellinic
Симулякрий, Симухряклий... (читая Николая Ускова)
Вот сейчас читаю книгу "Зимняя коллекция смерти" (М., Эксмо, 2008) Николая Ускова - коллеги-медиевиста, а ныне главного редактора модного мужского журнала GQ.
Оставляя в стороне некоторую преемственность сюжетных ходов со столь любимыми автором романами Умберто Эко, обращу внимание на одно заметное достоинство книги.
Местами я просто поражаюсь , как тонко и талантливо считаны различные уровни ментальности - что разных слоев постсоветского и российского гламурного (и псевдогламурного)  общества, что представителей раннесредневековой элиты, склад мышления которых автору книги едва ли не ближе, чем сознание наших современников. )))

Процитирую только один эпизод, который навел меня на такие размышления: в сент-галленскую обитель к аббату Николаю 
приезжает уставший от государственных дел император Оттон (а дело происходит, в конце X века)  и начинает сетовать отче на свою тяжкую жизнь: 
- Стар я стал .- сказал Оттон - Сына моего Людольфа пережил, дочу схоронил. Брат мой епископ Бруно Кельнский , хворый совсем, умру я скоро, Клаус.
- Времена и сроки одному Господу ведомы, ты же господин не должен таких речей говорить. Цезарь вечен.
 - Как же я вечен? 
- Два у тебя, господин, тела: одно умрет, а другое никогда , ибо власть не умирает. Твоя власть есть симулякрий божественной монархии. .. Оттон остановился и с интересом взглянул в глаза монаха.
- Симухряклий? 
- Симулякрий, господин. По-латыни это значит образ, подобие.
- Ты хочешь сказать, что моя власть подобна власти Бога? 
- Точно, цезарь....  (С.277) 

В этом пассаже по сути обыгрывается очень важная для всего средневековья ( его философии, политики, идеологии) тема соотношения божественной и человеческой природы власти государя, ее ограничений и пределов, которая проходит от Августина до Фортескью и Дадли,....  но любопытно здесь то, что сам божий наместник, хотя и "смог преумножить римскую славу", предстает в обличье весьма невежественном, что, впрочем, для этих "темных веков" весьма характерно. Он явно не познал премудростей lingua franca средневековой культуры - латыни, но это не мешало ему ценить по заслугам ученых людей.
  Но все-таки насколько точна и неподражаема эта интонация!  Уставший с долгой дороги император -варвар, так и не допросившийся в монастыре свиной колбасы, чтобы заесть выпитое вино, внимает аббату, читающему ему лекцию о  величии его   (императора) власти, ее божественной природе. И пусть он коверкает на свой лад латинское слово, подсознательно алкая  пресловутой свиной колбасы )) , в этот момент он постигает,быть может , цель и предназначение своего правления... Как знать...)
Leave a comment